НАВЕРХ

Как верблюды выживают в вечной мерзлоте Алтая

В условиях вечной мерзлоты Горного Алтая, на высоте в 2 тысячи метров над уровнем моря, где зимой температура нередко опускается ниже минус 50, живут самые настоящие верблюды. Местные скотоводы и чиновники рассказали, как «корабли пустыни» оказались в алтайском высокогорье, почему не боятся морозов и почему вырастить верблюжонка почти также сложно, как ребенка.

Верблюдов в Горном Алтае разводят только в одном месте – в самом отдаленном и высокогорном Кош-Агачском районе. Местные говорят, эти животные были здесь буквально всегда, видимо, попали на Алтай по торговому пути, который проходил здесь еще несколько столетий назад.

«Здесь в давние времена проходил торговый путь, так к нам верблюды и попали. Точно не знаю, откуда наши деды брали их, но в то время из Калмыкии, из Оренбурга, из Астрахани чайнопроизводители привозили. В Монголии верблюды поменьше, а у нас покрупнее», — рассказал Жанболат Каранов, один из местных, занимающийся разведением верблюдов.

Фото: © правительство Республики Алтай/Александр Тырышкин

«Алтайские» верблюды, по его словам – гибриды калмыцких и монгольских. Предки Каранова занимались разведением этих животных, в колхозах их использовали как транспорт на дальние стоянки, возили сено, корма, перекочевывали чабаны. 

«Сейчас разводим исключительно ради сохранения поголовья, потому что в 1990-х годах они практически исчезли», — говорит собеседник.

«Корабли пустыни» даже стали символом района и попали на герб муниципалитета, в республике это животное живет только на этой земле. Предположительно, обитали верблюды здесь и тысячелетия назад – их изображения древние люди оставили на скалах. 

Зима как спасение

Сейчас, когда наступила зима и в Кош-Агаче выпал снег, верблюдов не прячут от сильнейших морозов в стойла или загоны. Напротив, отпускают на свободный выпас и даже почти не следят за стадами. Из-за отсутсвия деревьев, снег здесь почти полностью выдувается ветрами, и верблюды могут питаться самостоятельно. 

«Они сами пасутся, за ними только присматриваем, за территорию они не уходят, у них у каждого стада от каждого хозяйства свой ареал обитания, далеко они не забредают, рядом пасутся, в предгорьях. Снега у нас всегда не очень много, так что добывают корм без проблем», — рассказывает Каранов.

Фото: © правительство Республики Алтай/Александр Тырышкин

Он добавляет, что проверять их достаточно раз в неделю, не чаще, потому что смысла воровать верблюдов просто нет. «Их ведь мало очень осталось, и все знают, где – чьи. Эти – мои, те – ортолыкские, дальше – чьи-то еще. Каждого буквально наперечет знаем», — отмечает собеседник.

По словам Жанболата, зима им не только не страшна, в холода верблюдам даже намного лучше, чем в жару. Летом животные не знают, куда деться от мошек и комаров, которые просто «не дают им житья».

«Они сами выше в горы уходят, когда становится жарко, там нет комаров, которые их очень беспокоят. А зимой им хорошо, привольно», — говорит скотовод.

Фото: © Sibnet.ru

Легкая шуба

Морозы здесь обычно очень сильные, бывает и холоднее минус 50 градусов. В этом году термометры стали показывать около 40-45 градусов ниже нуля еще до наступления календарной зимы. Теплая шерсть – один из факторов, помогающих верблюдам на Алтае безболезненно переносить холода.

«Стрижем или чешем на шерсть мы их обычно в конце мая–начале июня. Она легкая, но очень теплая, а потому с одного животного получается не так много – всего пять-шесть килограммов», — рассказывает Каранов. От сафари до дайвинга: семь видов отдыха в Горном Алтае

Из шерсти кроме носков и варежек делают много других полезных вещей. Это матрасы, одеяла, теплые жилетки, другая одежда. При производстве каких-то изделий добавляют в обычную нить «для тепла». Раньше шерсть использовали еще и для производства веревок, бечевки, делали из нее нити для сшивания войлока для юрт.

«Вообще, шерсть мы продаем редко, чаще даже раздаем. Что-то из нее производим больше для себя, не на продажу, у нас вот монгольские изделья из верблюжьей шерсти продают, но они дорогие, пара носок – за 250-300 рублей», — говорит собеседник.

Стоит один килограмм такой шерсти 500-800 рублей. Жанболат вспоминает, как два года назад новосибирцы купили у него сразу 10 килограммов, для семьи это стало хорошим приработком.

Верблюд — не корова

Верблюдов в Горном Алтае разводят, в первую очередь, для сохранения и приумножения поголовья. Но часть стада отправляют и «на мясо», которое, как говорят местные жители, хоть и стоит примерно также, как говядина, по вкусу все же отличается. Их мясо очень мягкое. «Хорошо идет на пельмени, на манты. Оно напоминает говядину, но легче», — поясняет скотовод.

Дают верблюдицы и молоко. В этом году, по словам собеседника, его мало, а вот в прошлом из него сделали много чабата. Это национальный напиток, напоминающий кумыс. Его делают из верблюжьего молока на заквасках.

А просто, как коровье молоко, верблюжье здесь пить не принято. Да и по количеству верблюдица дает существенно меньше молока, чем корова.

Фото: © Sibnet.ru

Сложные дети

Скотоводы утверждают, что содержание верблюдов не хлопотно – с «кораблями пустыни» намного проще, чем с лошадьми или коровами. Например, как уже говорилось, их не нужно подкармливать, они пасутся самостоятельно и не требуют постоянного присмотра. У скотовода, с которым беседуем, 60 голов. Занимаются ими четыре человека — семья Каранова.

Однако уход за новорожденными верблюжатами, которые появляются лишь раз в два года, в разы сложнее. Он отнимает много времени и процесс это очень ответственный. Его даже сравнивают с заботами о младенцах.

«Верблюжата рождаются обычно в конце марта – апреле, и сохранить их довольно сложно до двух-трех месяцев. Первые десять дней вообще держим строго в тепле, храним от холодов. Да и дальше забот хватает. Бывает, они не могут сами сосать мать, тогда кормим вручную, это трудоемкий и кропотливый процесс», — рассказывает Каранов.

Фото: © Sibnet.ru

Энтузиазм местных жителей по сохранению верблюдов держится не только на честном слове. Региональные власти ежегодно выделяют поддержку отрасли субсидии – на одно животное 2 тысячи рублей. Сейчас общее поголовье в республике и районе насчитывает 500 верблюдов, и ежегодно оно увеличивается на несколько десятков.

Разведением племенных верблюдов калмыцкой породы в республике занимаются племенные репродукторы. По данным Минсельхоза региона, это сельскохозяйственный производственный кооператив «Белтир» и ООО «Амат» с общим поголовьем в 256 животных.

Фото: © правительство Республики Алтай/Александр Тырышкин

Экзотика для туристов

Постепенно с распространением туризма в дальние, «нецивилизованные» районы Горного Алтая у верблюдоводства появилась еще одна сфера применения – гостеприимство.

Ирбисы, козлы и браконьеры: кого больше в Сибири?

«В древности верблюды были больше тягловой силой, на них перевозили грузы на дальние чабанские стоянки. Сейчас же для таких целей есть подходящий транспорт, много других возможностей. Так что верблюды у нас сейчас для других целей, в праздниках, например, участвуют, туристы ими стали интересоваться», — говорит Жанболат. 

На местных праздниках обязательно проводятся верблюжьи скачки, в которых участвуют по 10-15 специально обученных животных. 

«Народ интересуется, смотрит, заранее даже приспрашиваются, побегут ли верблюды. Это, конечно, зрелищно», — отмечает он.

«Летом туристы приезжают из Новосибирска, Кемерова, Алтайского края, всегда спрашивают верблюдов, кто прокатиться, кто сфотографироваться. Узнают, где увидеть, посмотреть. С каждым годом этот интерес все растет», — добавляет собеседник.

Фото: © Sibnet.ru

Обсуждение (6) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (6)
0
Добавить комментарий