НАВЕРХ

«Не буду навязываться»: Толоконский теперь оппозиция?

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Вернувшегося в Новосибирск экс-губернатора и экс-полпреда Виктора Толоконского теперь считают чуть ли не главным оппозиционером. В интервью Sibnet.ru он рассказал, какой губернатор нужен региону, как Новосибирская область может построить новую экономику и сделать прорыв в «медицине ремонта».

— Виктор Александрович, институту полпредства в мае исполнилось 18 лет. Вы наблюдали за его становлением и были частью этой системы…

— Когда институт создавался в мае 2000 года, это было одно из первых системных решений президента Путина, чтобы обеспечить единство государственной политики, потому что в 90-х годах были проявления регионального сепаратизма. И общий смысл всегда оставался неизменным. Но эволюция была большая.

В самый первый этап работы полпредств происходило объединение субъектов федерации — в Сибири оно шло в Красноярском крае, Иркутской области, Забайкальском крае. Затем важной функцией полпредов было то, что они представляли президенту кандидатуры на пост губернатора. В мой период работы было важно повысить эффективность управления в регионах, укрепить интеграционные связи.

— Нужны ли полпреды сегодня?

— Философский вопрос. Функции можно реализовывать и в иной форме, и сейчас их несколько меньше, чем было в начале пути. Не думаю, что президент будет отказываться от этого института, но задачи должны быть обновлены. Полпреды должны не только контролировать, но и формировать программы макроразвития регионов.

— Хотелось ли вам оставаться на должности полпреда?

— Работа в полпредстве меня тяготила, я и соглашался с большим трудом. Когда Путин снова стал президентом в 2012 году, на одной из первых встреч он задал вопрос: как меня сюда занесло и комфортно ли мне. Я сказал, что нет, мне интереснее работать в регионе. По его предложению я поехал в Красноярский край.Отставка Карлина: в чем промахнулся губернатор?

— Как вы относитесь к назначениям на руководящие должности в регионах пришлых людей? Вы сами прошли этот путь. В чем плюсы и минусы для региона и для управленца?

— Я совершенно не приемлю подхода — свой-чужой. Мы живем в одной большой стране. Вообще все люди должны усиливать свою мобильность. Мы не можем, как раньше — вот дом, вот огород, корова, мы отсюда никуда. Любой новый опыт тоже, как правило, позитивен. И я вполне уверенно ехал в Красноярский край... Осознанно изучал специфику края, чтобы правильно понять проблемы и найти новые решения...

Новый опыт нужен любому развитию, новый взгляд нужен, но это обновление — недостаточный фактор. Необходимое условие — это поддержка людей, авторитет, способность быстро реагировать на проблемы, самостоятельно принимать решения, и тогда непринципиально, где ты родился, женился, до этого работал.

— Новый губернатор должен выстраивать диалог или больше быть кризисным управляющим?

— Нужно уметь опереться на лидеров общественного мнения (в регионе) и хорошо понимать, где эти лидеры, кто они. Если человек именно так понимает свою роль, то проблем можно избежать. Хотя, безусловно, при подборе кадров надо начинать с того региона, где ему предстоит работать.

Еще есть свойство характера. Я понимаю, что сейчас достаточно распространена позиция, что политический руководитель — губернатор, мэр — могут работать технократично: анализировать ситуацию, используя массив информации, принимать решения, основывая их на хорошем образовании, современном опыте, цифровых технологиях. С этим спорить не собираюсь. Но мне всегда было очень важно подпитаться энергией других людей и передать им свою энергию.

Помню, лет 10 назад на вопрос, мог ли бы я работать в другом регионе, отвечал — нет. Мне важно, что меня знают люди здесь, не только как губернатора, не только мой мундир и погоны, но знают меня школьником, знали моих родителей, знали меня аспирантом, преподавателем, начинающим мэром. Это придавало силы, я выходил на улицы и со всеми здоровался. Эти эмоции сложно осязаемы, и кто-то скажет — ерунда! Но мне это было важно.

— Складывается впечатление, что выборы губернатора постепенно отмирают. Какими они должны быть?

— Максимально конкурентными, интересными для населения. Избрать губернатора можно без конкурса, зачистить, погасить все интриги — понятно, что в таких случаях придет очень мало людей, ведь будет все ясно. Мало пришло, мало проголосовало, остались неудовлетворенными амбиции других политиков — и работать эффективно невозможно.

Мы же написали в Конституции: народ — это единственный носитель власти. Давайте доверять народу, ну чего мы боимся? Тем более, в нашей стране есть норма закона, по которой президент может досрочно принимать отставки, не надо никакого второго референдума проводить. Дайте честную объективную картину.

— А какой губернатор нужен Новосибирской области?

— Мудрый, опытный, честный. Я не должен называть сейчас фамилию.

В Новосибирской области надо не одних менять на других, а надо преодолеть ситуацию плохой управляемости. Для этого нужен авторитетнейший губернатор, которого поддерживает большинство населения. Квалифицированная, компетентная и честная команда, которой тоже доверяют. Ясная программа действий с пониманием, что в нашем регионе кризисные явления проявляются сильнее.

У меня есть свое представление. Важно, чтобы общество и государство почувствовали истинное состояние поддержки населения. Почему мне было легко? Я чувствовал большую поддержку…

— И все-таки вы поддерживаете мэра Новосибирска Анатолия Локтя. Почему?

— Локтю надо участвовать в выборах. По-другому невозможно. Я в 1999 году проходил этот путь. Участвовали действующий губернатор и я, действующий мэр, еще были Стариков и лидер КПРФ, это были очень конкурентные выборы. Никто же не боялся.

Мэр был избран населением огромного города, он проработал четыре года и видит много несовершенств политики субъекта федерации и готов эти несовершенства исправлять. Наконец, он имеет большой социополитический опыт. Он имеет правильную парадигму, он умеет людей слушать, в этом плане мне кажется, его опыт предпочтительнее.

— Какие конфликтные, сложные ситуации, по вашему мнению, стали следствием ошибок власти Новосибирской области?

— Что имеете в виду?

— Например, то, что вызывает наибольшие протесты активистов — четвертый мост, мусорная концессия.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:Четвертый мост в Новосибирске предложили назвать именем Путина

— Не скажу, что это конфликты. Это плохо проработанные решения. Потенциально все политические, общественные силы должны сказать, чем больше мостов, тем лучше. Я считаю, что сомнительно выбрано место. Некачественно проработан сам концессионный договор. С какой стати бюджет должен гарантировать частному инвестору 12 % годовых на 30 лет вперед? Деньги должны стоить 3-4 %, а это просто с ума сойти. То же самое с мусорной концессией.

К обществу надо прислушиваться. Общество всегда живет сегодняшними проблемами, и это нормально. Человек говорит — проблема сейчас мне мешает. И власть должна максимально откликаться. Но в отличие от общества власть должна видеть и на 10-20 лет вперед.

— Все говорят про особый путь развития Новосибирской области? В чем он?

— Есть преимущества, которых нет ни в одном регионе. Мы можем формировать новую экономику. Регион обладает уникальной концентрацией научного потенциала, нигде нет такой науки. У нас много инновационных компаний, сильные университеты.

Это должно быть лидерство в производстве программного продукта, нужно ставить задачу создать мощнейший центр математики и программирования. Это все, что связано с космосом. Это должен быть центр биотехнологий и современной медицины. Интуитивно убежден, что медицина стоит на пороге прорыва. Более полувека мы живем под влиянием антибиотиков, давления фармацевтических фирм, но придет новая медицина, которая сможет предотвращать врожденные дефекты, с раннего возраста корректировать какие-то заложенные генетически риски — не медицина ремонта, а медицина продления жизни, радости.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:Путин пообещал Новосибирску синхротрон за 40 миллиардов

Второе — наше выгодное географическое положение. Мы должны сконцентрировать логистические преимущества и ориентироваться не только на соседей, но и на республики Центральной Азии, Китай, Юго-Восточную Азию.

Третье — использовать преимущества большого города, города с развитой транспортной инфраструктурой, города столичного по культуре и образованию, города как центра федерального округа. Здесь надо создавать центры управления государственными и бизнес-функциями. Компаниям это выгодно — они меньше платят зарплаты.

— В чем главное отличие Новосибирской области от Красноярского края?

— Красноярский край имеет огромную экономику, причем достаточно комплексную. Там крепкий бюджет, он практически в два раза больше, чем в Новосибирской области. Красноярск сделал огромный рывок вперед благодаря Универсиаде — построены уникальные спортивные объекты новый аэропорт, медицинские центры. Новосибирску в обычных условиях на это потребуется лет 25.

Но никакой, даже более динамично развивающийся Сибирский федеральный университет, не сравнится с нашим по подготовке. Я даже в шутку на этом примере показываю разницу в ментальности людей. В Красноярске, если сын или дочь уезжают учиться в Москву или Санкт-Петербург, это огромный успех. А в Новосибирске — далеко не так, у нас гордятся, когда поступил в наш университет в Академгородке: «вот поехал в Москву, а в наш не смог».

— Как вы видите себя в будущем?

— Не знаю, не знаю… Сейчас пройдет политический процесс. У меня карьерных планов нет. Но я должен быть искренне востребован, честно востребован кем-то и чем-то. И я не должен быть в ситуации, что кого-то предаю — ни свои принципы, ни свою страну.

Но я не буду никому навязываться. Если почувствую чуть-чуть, что я не нужен, я уйду, найду, чем заняться. Сейчас я чувствую себя увереннее, чем в сентябре, когда вернулся из Красноярска. 


Обсуждение (6) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (6)
0
Добавить комментарий